Интервью с Морозовой Галиной Захаровной (ММФ-78), членом Правления Союза НГУ

Морозова Галина Захаровна (ММФ-78)

Член Правления Союза НГУ в 2017-2018 годах

Член Наблюдательного совета Союза НГУ в 2011-2017 годах

 

Вы несколько лет являетесь организатором «Клуба друзей мехмата». Расскажите, пожалуйста, об этом клубе.

Всё началось с юбилейных встреч. В 2001 году праздновали 40-летие Матфака. Группа выпускников во главе с Еленой Сазоновой и деканом ММФ С.С. Гончаровым с помощью «Конторы Братьев Дивановых» организовали Встречу выпускников и преподавателей разных лет,  сделали великолепный юбилейный капустник, на котором чествовали старейших ветеранов-преподавателей, работающих и работавших на факультете с момента основания НГУ. После юбилея решили организовать некоммерческое партнерство «Фонд поддержки ММФ» и провести международный конгресс «Математика в XXI веке. Роль ММФ НГУ в науке, образовании и бизнесе». В ходе подготовки конгресса провели расширенное заседание оргкомитета конгресса (2002), затем конгресс в 2003, постоянно привлекали к организации выпускников ММФ. Результатом стало создание в 2003 году «Клуба Друзей ММФ». Членство в клубе не ограничивалось выпускниками ММФ, ребята с других факультетов тоже становились членами клуба за активную помощь проведении различных мероприятий на мехмате. Членами Фонда были учреждены стипендии, затем в стипендиальной программе стали участвовать члены Клуба Друзей ММФ. «Надежда ММФ НГУ» – самая первая стипендия – была учреждена в 2002 году для первокурсников, которые на «отлично» сдали зимнюю сессию. Затем стали появляться именные стипендии, чтобы поощрить студентов, активно занимающихся научной деятельностью, а с другой стороны,  чтобы отдать дань памяти профессорам, научным руководителям выпускников (стипендии им. Н.Н. Яненко, им. В.Н. Врагова и т.д.). Стипендию можно получить за успехи в учебе, за достижения в научно-исследовательской деятельности (именные стипендии), за спортивные успехи и за победу в конкурсе «Королева ММФ». Члены «Клуба Друзей ММФ» не только спонсируют стипендии, но и участвуют в организации различных мероприятий на ММФ.  Ежегодно 1 апреля Друзья ММФ собираются в Доме Ученых, подводят итоги, намечают планы и просто общаются.

Что было самое запоминающееся в Вашей студенческой жизни?

Я была одной из основательниц студенческого путинного отряда «Анива» в 1977 году. После четвертого курса я и мои подруги, с которыми мы все годы учебы жили в общежитии в одном блоке, захотели провести последнее лето вместе.  Мы решили поехать в стройотряд, выбрали самый популярный ССО «Железный Самсон». Пришли на отбор, на нас посмотрели и сказали: «Нам нужны две поварихи, но они у нас уже есть». Уж не знаю, кто предложил моей подружке и комсомольской активистке Лене Черненко (тогда ещё не Сазоновой) создать свой отряд, правда, путинный. Командир есть, начали искать комиссара — парня, чтобы привлечь в отряд ребят, т. к. сначала парни-однокурсники не хотели с нами ехать. Мой брат  учился на первом курсе ММФ и  порекомендовал своего однокурсника Андрея: фэмэшонок, отличник, активист, да ещё играет на гитаре. Андрей на удивление быстро согласился и привел группу своих друзей-фэмэшат (среди которых были физики). В итоге получилось, что у нас был костяк студентов с четвертого и с первого курсов (кстати, в те времена мы – четверокурсники –  были шефами первого курса) и студенты разных факультетов. И такая «разношерстность» (разные курсы, факультеты) сохранялась и далее, что позволило отряду сохранить преемственность и просуществовать до 1991 г. (до развала СССР). Некоторые ребята ездили в стройотряд по нескольку лет. Первый наш отряд поехал на Сахалин. Анива – это залив на Сахалине, отсюда появилось название отряда. Мы занимались только рыбой,  вернее сказать, потрошили рыбу, добывали икру (разделочницы) и солили её (икорный цех), потом рыбу погружали в машины (грузчики), увозившие  потрошенную рыбу на завод для её дальнейшей обработки.  В последующие годы стройотряд ездил на север в Магаданскую область, на Чукотку, на Камчатку, в Тюменскую область, несколько раз был на Сахалине. И там уже ребята делали полный технологический цикл — солили как икру (бочками), так и саму рыбу. Я и Ольга Калинина (Дмитриева) в отряде были ответственные за агитбригаду.  В те времена проводились не только конкурсы агитбригад в университете, но и учитывались выступления их перед населением в отчетах в вышестоящие комсомольские органы. Поэтому и была создана агитбригада, которая выступала с концертами в клубах, перед пограничниками, на открытых площадках (её даже возили на вертолетах на пастбища, когда отряд бы на севере). У нас был певческий отряд, два бессменных гитариста ─ Андрей и Петя Малиновский, мы могли петь с утра и до следующего утра. Через пять лет в отряд пришла небольшая группа из хора НГУ, и это уже был совершенно другой уровень. Знаю, потому что до сих пор анивцы собираются как на свои юбилейные встречи, так и в первый или второй вечер после Нового года, где поют и слушают песни, только меняются гитаристы. Про нас говорили, что это не путинный отряд, а агитбригада, мы выигрывали конкурсы художественной  самодеятельности среди стройотрядов несколько лет подряд. Летом выступали не только с концертами, но и с лекциями, показывали опыты (это уже следующее поколение анивцев). А как танцевали! Один из наших коронных номеров – «Кадриль», в которой женские партии танцевали мальчики, а мужские – девочки. И ещё ставили мюзиклы. Первым был мюзикл «Царевна-лягушка». Его ставили ребята уже второго года для выступления на конкурсе в НГУ. Нас «старичков»-пятикурсников привлекли в качестве организующей музыкально-танцевальной силы, но я выступила… в роли Кощея (как он двигался!! Жаль, не помню, под какую музыку). Сейчас, когда я это вспоминаю, приходят на ум слова из

песни Андрея Морозова, которую мы пели тогда:

…Пусть было нелегко, мы многое узнали

И лучше тех друзей нигде я не нашел,

И на большой земле я часто вспоминаю

Семь звездочек Ковша, горящих над «Ковшом»…

(Примечание: «Ковш» – это так в народе назывался наш маленький порт на рыболовной базе в Новиково (Сахалин). Ну, а еще: Ковш – это Большая Медведица, которая хорошо была видна в дивные августовские ночи.)

Какая была Интернеделя в ваше время?

Сначала это был один день – Маевка 30 апреля. В 1973 году был переворот в Чили, к власти пришел Пиночет. И Маевка в 1974 году была посвящена солидарности с народом Чили, на ней впервые зазвучала  политическая песня. Маевка постепенно превращалась в Интернеделю: появился фестиваль политической песни, конкурс политического плаката и даже конкурс политической газеты, вечера интернациональной дружбы, пресс-конференции и встречи зарубежных гостей со студентами НГУ и  молодежью Новосибирска. В НГУ появился свой коллектив политической песни «Амиго». Очень запомнились выступления ребят из Ливана, Палестины, из Южной Америки: Чили, Никарагуа, Эквадора, Боливии.  Это были студенты из Университета Дружбы народов им. Патриса Лумумбы. На Интернеделю приезжали студенты, работающая молодежь  из разных городов Советского Союза, из стран социалистического лагеря. Среди гостей было много активистов международных молодежных организаций и политических деятелей.  На одну из маевок приезжала дочь Луиса Корвалана – Вивиана, выступали Глава Представительства освобождения Палестины и член Африканского национального конгресса Южной Африки. Организаторская работа была просто огромной, в НГУ был создан  оргкомитет Интернедели, действующий самостоятельно, как и штаб ССО НГУ. Одну из рабочих групп, может быть, даже основную рабочую группу Маевки несколько лет возглавлял мой брат, Александр Попов. А стройотряды всегда помогали. Наша «Анива», например, один раз, в 6 утра, убирала площадь возле университета после окончания Маевки. Возвращаясь к началу рассказа: на маевках устраивали костер, на котором сжигали разные чучела. И мы, первокурсницы, сделали чучело из старого списанного (выпросили у коменданта) матраса: в арестантской одежде (матрасовка) – и совершенно неподъемное (вата целого матраса) чучело капитализма. Не помню, кто из парней его дотащил до площади, но на костер оно попало. Фестиваль политической песни постепенно перебрался в Дом Ученых и проходил уже не в один день, а в несколько дней. Но победители фестиваля всегда выступали на Маёвке. На конкурсе политического плаката меня привлекли работы Игоря Аксенова, злободневные и очень профессионально нарисованные. Позже он стал главным художником Интернедели. В дни Недели интернациональной солидарности (такое было тогда официальное название) мы чувствовали свою причастность к политической жизни планеты и ощущали себя гражданами мира, несмотря на то, что Советский Союз был очень закрытой страной.

Что отличает выпускника НГУ от других людей?

Мы жили компактно внутри студгородка, и эта замкнутость нас сплотила. А сейчас при встречах дает нам ощущение чувства нашей общности. Академгородок и наш университет прививали нам независимость, давали больше свободы  и поощряли инициативность. Ведь мы жили среди ученых, общались напрямую с профессорами и академиками, в Академгородок приезжали ученые из разных стран, и была активная общественная жизнь в университете. У Академгородка была своя атмосфера. Я работала в комитете комсомола НГУ, и, когда приезжали сотрудники из обкома комсомола, они часто говорили нам: «Вы же из университета, у вас всегда свое мнение». Мне кажется, качество, присущее выпускникам НГУ, – нестандартность. Это  проявляется не только в профессиональной деятельности, но и  в обычной жизни, немного особенный взгляд на жизнь, немного под другим углом. Общаешься с человеком из НГУ и чувствуешь, что твои привычные рамки раздвигаются. У нас и отбор в универ, и учеба направлены были на то, чтобы эту нестандартность выявить и  развить. Общественная деятельность тоже учила подходить к решению вопросов чуть-чуть иначе, пошире, неординарно.  Очень хочется, чтобы это не было потеряно.

Каким должен быть Союз НГУ?

Я думаю, что Союз НГУ должен стать организующим звеном для выпускников НГУ, мостиком между университетом и выпускником. Чтобы связь с университетом не терялась, чтобы информировали выпускников, собирали их на встречи, хотя бы юбилейные. Чтобы можно было наладить взаимовыгодное сотрудничество между НГУ и компаниями, где работают наши выпускники. Чтобы предлагали выпускникам возможность поддержать студентов и их инициативы, а те знали, куда можно обратиться, и как это всё будет работать. Чтобы выпускники, если им нужно организовать встречу, могли найти механизмы, которыми можно пользоваться для информирования, сбора финансов, да даже для простого доступа в родные пенаты.  И хочется, чтобы появился инструментарий для сбора, хранения и обработки обширной информации наших выпускников о своей студенческой жизни. Я имею в виду — музей выпускников.