Сергей Ти: Успешность Ассоциации – это часы личного участия, вложенные нашими выпускниками

 

 

Интервью с Сергеем Вадимовичем Ти, выпускником ФФ-2009-2011, исполнительным директором Ассоциации выпускников «Союз НГУ» в 2014-2018 гг.

 

 

 

Расскажи, пожалуйста, как ты пришел в Союз выпускников?

Интересный вопрос – кто к кому пришел. В 2012 г. я работал в Эндаументе, то есть уже был связан с выпускниками. Так получилось, что нас с Ильей Орловым привлекли к тому, чтобы делать первый Конгресс выпускников НГУ. По итогам первого конгресса выпускников мы собрались в зале Ученого совета НГУ, в аудитории 317а, на общее учредительное собрание, на котором и была создана Ассоциация выпускников. Были избраны члены правления, президент, вице-президенты. Так я вошел в состав учредителей. Тогда выбрали Антона Бальцевича вице-президентом и исполнительным директором. Но руководителем в юридическом смысле был не исполнительный директор, а президент – Евгений Печковский.

 

В 2014 году, на втором Конгрессе выпускников НГУ, было переизбрание наблюдательного совета, часть людей из него вышла. Антон Бальцевич объявил, что уходит с поста исполнительного директора, и через месяц, 9 октября, на первом заседании обновленного состава Наблюдательного совета группа товарищей выдвинула меня на эту позицию, что для меня было полной неожиданностью. Было голосование, из трех кандидатов два взяли самоотвод, так я и стал исполнительным директором. На тот момент опыта руководства организацией у меня не было, так что мое личностное и профессиональное взросление шло параллельно со становлением и взрослением Союза выпускников.

 

В 2015 году, на Третьем Конгрессе выпускников мы избрали президентом Ассоциации Владимира Шильцева и поменяли устав, по которому исполнительному директору были переданы функции полноправного руководителя организации. Вместе с измененным уставом меня избрали на должность исполнительного директора сроком на 3 года.

 

Что важного произошло за время твоего директорства?

Когда меня выбрали, передо мной поставили несколько задач. Главная задача – чтобы организация через 3 года все еще существовала, поскольку 3 года – это срок, начиная с которого организация становится устойчивой. Кроме того, были задачи увеличить число членов и сформировать репутацию, известность, чтобы ассоциация была заметна на информационном поле, наполнилась контентом, стала информационно узнаваемой. Все эти задачи принципиально решены. Теперь можно улучшать и развивать дальше.

 

В своей работе ты уделял много внимания программе «Наука Детям», тебе удалось получить для этой программы несколько серьезных грантов. Расскажи, пожалуйста, как эта программа появилась в Ассоциации?

«Наука Детям» образовалась задолго до образования Союза НГУ, еще в 2008 году. Ее как волонтерский проект придумала группа отличников НГУ на Летней школе Благотворительного фонда Владимира Потанина. Тогда не удалось получить грант. Потом, в 2009 году, группа потанинских стипендиатов (Алра Пыряева, Юрка Иванов, Петя Пономаренко, Элечка Чубакова и другие) переоформила проект и получила грант фонда Потанина. Грант закончился, проект признали лучшим из реализованных. Я тогда работал в Эндаументе, и ребята, мои однокурсники, которые работали в этой программе, попросили меня помочь. Так я включился в работу, которая, как выяснилось позднее, называется «продюсирование проектов». Потом мы стали получать гранты, двигаться в сторону АСИ, проект получил экспертизу губернатора области, поддержку наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив под председательством президента РФ.

 

К слову сказать, в названии проекта оба слова пишутся с большой буквы. Возможно, это неправильно с точки зрения русского языка, но это было принципиальное решение команды этого проекта. И поэтому для меня это очень ценно и важно.

 

Мое знакомство с Наумом Яковлевичем Шифоном произошло на почве его интереса к этой программе, и с тех пор Ассоциация выпускников НГУ принимает в ней активное участие. За это время суть и бренд проекта остались, а механика поменялась. Вначале это был волонтерский проект, что-то вроде гастролей, выездных дней науки для школьников. Сейчас это целая лаборатории в университете, созданная по нашей инициативе и при нашей поддержке, проведение Летних школ инженерных проектов, круглые столы и  выступления в официальной деловой программе форума «Технопром» – программа вышла на гораздо более серьезный уровень. То, что эта тематика стала актуальной для Технопрома, – хороший показатель роста Ассоциации.

 

Какое место программа «Наука Детям» занимает в Ассоциации сейчас, почему она важна для нас?

Это большой проект, который может привлекать к себе многих выпускников университета. В бренд «Наука Детям» вложено много усилий, он поддерживается на федеральном уровне: Фондом президентских грантов, Агентством стратегических инициатив. За этим брендом есть история – хорошая история, ничем не запятнанная. Наличие такого репутационного актива, вместе с возможностью генерации контента, помогает Ассоциации выпускников выпускать во внешний мир очень ценное содержание, которое может привлечь к нам новых союзников, новых партнеров и друзей. Пока этот проект рос и развивался, происходило много вещей, связанных с внутренней работой, в том числе бумажной, которые незаметны, но абсолютно необходимы для Ассоциации выпускников. И чтобы люди продолжали доверять и присоединяться, нужно показывать не просто партнерский контент, а наш собственный, оригинальный контент. Ведение проектов, для которых уже пройден этап роста, является для нас шагом на следующую ступеньку. Вместе с ростом «Науки Детям» росла и наша инфраструктура, которая ее поддерживала, и сейчас на эту инфраструктуру можно посадить другие проекты. И это создает правильное движение вперед для Ассоциации выпускников как для организации и для платформы.

 

Что нужно сообществу, чтобы жить и успешно развиваться?

Нужна цель, идея, вокруг которой люди будут объединяться. Конечно, нужна лидерская команда организаторов-единомышленников. Нужна коммуникационная среда, и в ней должны быть свои правила, традиции, регламенты, которые отличают именно это сообщество. Без этих вещей сообщество распадается. Раньше в проекте «Наука Детям» главной была идея популяризации науки для школьников, и вокруг нее сразу собиралась аудитория тех, кто разделял эту идею, и они сразу присоединялись к проекту. В проекте была некая лидерская группа, которая его двигала и развивала. Были капитаны команд преподавателей по разным направлениям, структура напоминала снежинку. Все решал не руководитель, а коллегиальный орган – собрание капитанов. Были свои регламенты общения, работы. Например, обязательным правилом было иметь эккаунт на Gmail. Я дико протестовал вначале, но потом понял, что это было правильно. Традиции и регламенты – это важно.

 

Если мы переходим к нашему сообществу – Ассоциации выпускников, – то здесь сложно сформулировать идею так, чтобы она была верифицирована сообществом. Надо различать идею сообщества и идею лидера сообщества. Должна быть процедура не утверждения, а глубокого рефлексивного одобрения. Это должен быть не лозунг, не «одобрямс», а некое проактивное присоединение. Цель автоматически связывается с неким инструментальным, проектным подходом. Сказать, что такой цели нет, – тоже неправда. Наверно, она есть, но она не сформулирована. Кризис роста, который сейчас переживает Ассоциация, связан отчасти с тем, что в начале было некое множество целей и идей, которые не были зафиксированы. Со временем выжили не все из них, а только те, которыми кто-то занимался, развивал. А сейчас, по прошествии 4-5 лет, мы понимаем, что то, что мы закладывали в начале и то, что вышло в итоге на этапе роста, не совпадает. Есть не широкий фронт, а некие точки роста, и люди, которые связывали себя с теми направлениями, которые выпали, чувствуют разочарование, отторжение. Но сказать, что должно быть по-другому, – это лозунг. Должно быть правильное сочетание формулирования целей и общественной поддержки, осознанное решение, что мы делаем и чего не делаем. Например, выбрать главную идею и направления развития на ближайшие пять лет.

 

Чем отличается сообщество от команды?

В сообществе ты передаешь часть своих ресурсов на благо сообщества, являешься пайщиком дела. Лидерская команда – это своего рода управляющая компания, а акционеры – это члены сообщества. Важно, чтобы члены сообщества делились своими ресурсами. Идея «Надо идти туда» –  это не ресурс. Ресурс – это «у меня есть такое-то количество времени, такие-то профессиональные качества, связи, и я их готов передать этому делу». Это не то же самое, что лидерская команда: «нам хорошо вместе, и мы будем самовоспроизводиться».

 

В сообществе и команде очень важна персональная ответственность за решение задачи. Коллегиальность важна, но кто-то должен стать во главе проекта или задача и сказать: я это делаю. Не давать советы и идеи, а взять на себя ответственность перед сообществом. Ибо у советов такая природа: можно принять их к сведению, а можно и не принимать. И тут не должно быть никаких обид.

 

И вообще успешность нашего сообщества, нашей Ассоциации, нужно измерять не численностью и не суммой денег на счет, а количеством человеко-часов личного участия, вложенных нашими выпускниками на развитие нашего же сообщества.

 

Как ты думаешь, какой следующий этап нашего сообщества?

Я думаю, нужно переходить к дистанционной работе. У нас есть три круга выпускников. Первый – это те, кто живет в Академгородке, и этим людям ассоциация не особо нужна.  Второй круг – те, кто живет в Новосибирске, но, надо признать, с ними мы никогда системно не работали. И есть те, кто живет не в Новосибирске – с ними мы работаем, но это односторонняя работа. Для того чтобы сообщество было устойчивым, нужно реализовать потенциал тех членов, которые не в городке. Надо предложить им такие форматы участия, чтобы они были готовы делиться своими ресурсами и становиться движущей силой, включаться в лидерскую команду, потому что без лидеров дело не двигается.

 

При этом надо понимать, что в Ассоциации сложно кого-то заставить что-то делать. Мы можем написать много регламентов, планов, уставов, но это находится на другой планете от деятельностной составляющей. Поэтому следующий этап должен быть переходом к новым формам работы, краудсорсингу. С краудфандингом путь пройден, есть успешные кейсы, например, сбор средств на Тропинку Векуа. А вопрос краудсорсинга – проблемный, потому что нет четкого ответа, как это делать. И ни у кого из ассоциаций выпускников университетов в России это не получилось. Хотя есть мнение, что у НГУ в этом смысле больше шансов, чем у других вузов. Программа Послов НГУ, к примеру, не очень взлетела, но она взлетела лучше, чем у других университетов.

 

Идея, которая нас объединяет помимо Ассоциации, уже есть – мы все выпускники НГУ. Наш университет учит решать сложные проблемы, закладывается исследовательский подход. В том числе поэтому у нас среди российских университетов самый большой процент выпускников (не менее 30%), которые реально находятся в профессии, то есть в науке. И такая тенденция сохраняется на большом диапазоне поколений. Это подтверждает наличие общей идеологии, с одной стороны, а с другой стороны, существуют форматы, где выпускники встречаются – научные конференции. Вот эта конференционность, заложенная в самом начале, и есть хорошая предпосылка для создания сообщества выпускников. И надо сказать, возвращаясь к вопросу, что было сделано, мы сделали то, что Ассоциация есть, что в ней есть проектная работа, есть информационная работа и есть реальные мероприятия и встречи.

 

Какие еще темы могли бы быть плодотворными для развития Ассоциации?

Комитет по традициям может стать движущей силой развития. Вопрос университетских традиций – сильнейшая вещь, которая может сплачивать ассоциацию выпускников. Традиции оформляют сообщество, добавляют ему сложности каналов коммуникаций между факультетами, между поколениями. В частности, к работе комитета по традициям я бы отнес не только историю, но и университетский спорт.

 

Спорт – это одна из наиболее устойчивых и живых традиций выпускников, в том числе по связи выпускников разного ранга. Спорт стирает барьеры. Не случайно многие университеты, в том числе европейские (а наш университет тяготеет к англосаксонской модели), культивируют спортивную тему. Спорт – это хорошая точка приложения сил выпускников. И это может приносить серьезные плоды, потому что в спорте нет места политиканству, конфликту интересов. Если бы меня спросили, на что бы я с радостью дал денег – на поддержку университетской сборной по плаванью или на стипендию, я бы выбрал плавание. Не только потому, что сам занимался. Все понимают, что спорту нужно уделять много усилий и времени. Фирменная символика для всех клубов – это история, основанная на артефактах, и выпускники, которые находятся за рубежом, могут ощущать себя участниками деятельности. Спорт в этом отношении должен быть частью работы комитета по традициям. На поверхности это не лежит, но это тоже может являться точкой роста. Есть некая цель, мы помогаем университету, студентам, идея воспроизводства является перспективной, и для спорта можно легко найти сторонников среди студентов, к этому легко эмоционально присоединиться. Если смотреть на проблему шире и в комплексе – это перспективная задача, в том числе и для краудфандинга.

 

Что, на твой взгляд,  отличает выпускника НГУ?

Я бы сказал, деятельность, предпринимательство в широком смысле. Это наш фирменный подход: определить проблему или задачу и попытаться найти решение, наилучшее в данных условиях, не утешаться эффективными шаблонными результатами. То есть всегда присутствует заход на высший пилотаж.

 

Как ты думаешь, чему ты научился за это время?

Я стал гораздо взрослее. Опыт принятия на работу и, главное, увольнения, меняет. У меня в команде работали люди гораздо старше меня, в три раза старше. Кроме того, я понял, что если есть ценная идея, то надо быть готовым к тому, что ее отстаивание обойдется дорого, и нужно заранее понимать, стоит ли игра свеч.

 

Как ты видишь Союз НГУ через 10 лет?

В виде корпорации. Любое устойчивое сообщество имеет одну из трех моделей существования. Первая модель  – это партия (сервис), то есть партия обслуживает чью-то сверхидею. Вторая модель – корпорация, когда главной целью становится генерация и аккумулирование ресурсов. Такая организация от года к году становится все более ресурсообеспеченной. Третья модель – служение. Это модель для армии, для церкви, мне кажется, что именно на этой идее уцелел Академгородок поле развала Советского союза: люди служили науке не ради чего-то, а потому, что так должно быть. В этом сила университета, мощь. Наука должна развиваться. Но Ассоциация, скорее всего, перейдет к модели корпорации.

 

И в заключение твои пожелания новому исполнительному директору.

Есть анекдот про старого тренера, который уступает место новому молодому тренеру и оставляет три конверта, который нужно открывать при трудностях последовательно. В первом: «Вали всё на меня». Во втором: «Обещай». В третьем: «Готовь три конверта». Очень важна честность: надо понимать, зачем ты это делаешь для себя и, главное, для Ассоциации. Главная вещь для Ассоциации и для любой большой организации – сменяемость руководства. Во время велосипедной гонки велосипедист, который едет впереди, время от времени отъезжает назад, потому что, будучи первым, он принимает на себя сильное сопротивление воздуха, и это очень утомляет. Новому директору я посоветовал бы не забывать об этом: если появились другие цели, уходить, чтобы темп не снижался. И, конечно, юмора, без этого никак.

 

Беседовала Д. Колякина