«Задача на сегодня — организация надежного взаимодействия между Технопарком, СО РАН и НГУ»

На прошедшем в начале февраля расширенном заседании президиума СО РАН в Доме ученых Академгородка директор Института теплофизики Сергей Алексеенко (ФФ-72) стал лидером голосования в списке из пяти кандидатов. Таким образом, президиум рекомендовал Алексеенко на пост председателя Сибирского отделения Академии наук. В канун Дня российской науки корреспондент «КС» побеседовал с наиболее вероятным преемником Александра Асеева (ФФ-68) на посту председателя Сибирского отделения Российской Академии наук.

 — Сергей Владимирович, для вас был ожидаемым результат голосования президиума?

Откровенно говоря, я действительно рассчитывал на поддержку коллег по многим причинам. Во-первых, я около 15 лет являюсь членом президиума, вхожу в различные советы, в которых моя деятельность во многом совпадает с тем, что ждет будущего председателя СО РАН. Это в том числе и Совет по реиндустриализации Новосибирской области, Совет по науке при губернаторе. И в этом плане для меня многое уже довольно привычно.

Кроме того, я добился определенных успехов на своем основном месте работы. Более 20 лет возглавляю институт. В последние годы он, можно сказать, достиг пика своего развития. Сегодня это одно из лучших научных учреждений России. По всем основным показателям мы входим в Топ-10: по Российскому научному фонду, по стипендиям президента, по фонду заработной платы. Сейчас это очень важный показатель. Три года подряд мы получаем премию правительства РФ. В прошлом году молодые сотрудники получили премии по фонду «Глобальная энергия». Это очень престижно. Взрослый аналог этой премии можно сравнить с Нобелевской премией в области энергетики. Конечно, мы очень этим гордимся.

На мой взгляд, это в том числе демонстрирует мои возможности как руководителя. Мой опыт.

— Получается, что решение выдвинуть свою кандидатуру было обусловлено желанием реализовать накопленный опыт?

Действительно, у меня довольно большой опыт руководства научным учреждением, опыт участия в делах СО РАН. Я бывал во многих научных центрах, в том числе и как руководитель комиссии по комплексной проверке институтов. Многие научные центры знаю не со стороны, а, что называется, изнутри.

Около полугода назад мы обсуждали возможность моего избрания с нынешним председателем СО РАН Александром Леонидовичем Асеевым. Обсудили, конечно, в самых общих чертах. Тогда я впервые об этом задумался. Но окончательное решение принял лишь к Новому году, после объявления о выдвижении кандидатур. И оно уже было вполне осознанное.

К тому же в апреле у меня заканчивается срок директорства в Институте теплофизики. И в этом плане я могу полностью переключиться на деятельность, связанную с руководством Сибирским отделением. Ну а, по моему мнению, как и по мнению большинства членов президиума, это все-таки должна быть освобожденная должность. Слишком много здесь работы. Особенно учитывая такие проблемы, которые на текущий момент выглядят практически неразрешимыми. Ими нужно заниматься непрерывно.

— Вы имеете в виду проблемы реформирования Академии наук?

Конечно. В той старой системе все научные институты принадлежали Академии наук, и процесс был отлаженный. Мы понимали, что реформы назрели. И мы были готовы к этим реформам. К слову, нынешнего главу Российской Академии наук академика Фортова мы выбирали именно потому, что он обещал серьезные изменения. Но эти изменения мы не успели сделать, поскольку тут же последовала реформа сверху. И хотя сегодня в Академии наук со многими пунктами этой реформы не согласны, решение уже принято, и обратного пути нет. Значит, нужно искать какие-то новые способы взаимодействия. Собственно, в этом я вижу основную задачу будущего председателя.

— Сегодня уже есть определенность с вашим преемником на посту директора Института теплофизики?

Это выборная должность, и, согласно правилам, должно быть как минимум две кандидатуры. У меня, конечно, есть своя. Это мой заместитель Дмитрий Маркович, член-корреспондент Российской Академии наук, мой ученик. Я специально его готовил. В апреле я ухожу, и он станет исполняющим обязанности директора института. Этот вопрос уже согласован с ФАНО. Ведь кроме того, что он мой заместитель, но еще и ученый, который внес большой вклад в развитие нашего института. Есть весьма высокая вероятность того, что именно Маркович станет пятым по счету директором Института теплофизики.

— Какими, на ваш взгляд, должны быть первые шаги нового председателя СО РАН?

Обязательно нужно садиться за стол переговоров с ФАНО (Федеральное агентство научных организаций. — «КС»). Причем это нужно делать и на уровне Сибирского отделения, поскольку здесь есть представительство территориального управления этой организации в лице руководителя Алексея Коловича, и на уровне центрального аппарата. Одним из основных вопросов является вопрос взаимоотношения между СО РАН и ФАНО по документообороту. Важно прекратить этот бесконечный поток бумаг. Сегодня из ФАНО ежедневно поступает столько различных запросов, что невозможно работать. Нужно полностью посвятить себя этой переписке. В итоге получается, что многие люди, скажем, ученый секретарь, занимаются только ответами на запросы, всякими отчетами. Причем часто совершенно не понятно, зачем они нужны. Необходимо резко уменьшить вот эти бюрократические процедуры, количество документов.

А второй, пожалуй, самый главный вопрос взаимоотношений РАН и ФАНО — четкое разделение зон ответственности. Все, что касается научных вопросов, должно быть согласовано с Академией наук, либо на местном уровне СО РАН, либо с центром. А во всяких хозяйственных и управленческих вопросах большая свобода остается за ФАНО. Тогда, я думаю, было бы проще работать.

Конечно, эти сферы могут пересекаться. Например, нужно купить оборудование для постановки эксперимента. Это какой вопрос? Научный или хозяйственный? Вроде хозяйственный. Но без этого прибора невозможно выполнить научную работу. Так что будут здесь еще сложности. И все же, я считаю, в первую очередь важно согласование по научным вопросам. Это и научные программы, планы, отчеты, участие в проектах. Этого никак нельзя делать без Академии наук.

Есть и еще другая проблема. У нас есть региональные научные центры в Красноярске, Улан-Удэ, Иркутске, Томске, Тюмени, Омске, Якутске — сейчас все они принадлежат ФАНО. Притом, что все это субъекты научной деятельности. Однако СО РАН на них воздействовать не может. А если у СО РАН нет региональных центров, тогда что такое СО РАН? Просто Новосибирский научный центр.

Поэтому очень большая забота все-таки каким-то образом организовать это взаимодействие. Чтобы было выгодно и научным центрам, и СО РАН, и, конечно, приносило пользу науке.

— Вы приветствовали назначение Владимира Никонова на должность директора Технопарка?

Я очень хорошо его знаю, еще по работе министром. У него есть все данные для того, чтобы придать Технопарку новый импульс развития. Владимир Алексеевич был председателем наблюдательного совета Технопарка. Для него это знакомое дело. У него есть связи в правительстве, есть налаженные контакты с резидентами Технопарка. И кстати, все участники этого процесса — и администрация области, и СО РАН, и компании-резиденты Технопарка — были единодушны: кандидатура Владимира Никонова оптимальна в настоящее время.

 — Как изменится взаимодействие с Новосибирским Технопарком?

Вы знаете, что Академпарк был создан по инициативе СО РАН. Причем были большие сомнения в том, что это вообще целесообразно. Институты опасались, и не без причин, что в случае успеха этого проекта у нас начнется отток кадров. В общем, так оно и вышло. Небольшой отток действительно есть. Но, вместе с тем, есть и другая, более ощутимая проблема. Оно заключается в том, что сегодня там практически нет компаний, которые действуют от имени институтов. Лишь единицы. Ведь многие люди работают одновременно и в Технопарке, и в научных учреждениях. И никакого договора между компанией и институтами о взаимодействии нет. В то же время те идеи, которые реализуются в компаниях — резидентах Академпарка, это по сути идеи, которые рождаются и проходят обкатку в стенах институтов, являются их интеллектуальной собственностью.

Чтобы это преодолеть, по-новому выстроить взаимоотношения, задачей на сегодня является организация надежного взаимодействия между Технопарком, СО РАН и НГУ. Должна быть триада. Одни готовят кадры, другие — научные идеи, третьи их воплощают в наукоемкие технологии. Но был допущен такой разрыв. Сейчас нам необходимо будет его преодолевать. И шаги в этом направлении мы уже начали. Губернатором создана рабочая группа по разработке стратегии развития Академпарка.

Конечно, он и сегодня один из лучших в России. Но этого мало. Все-таки его цель — не наращивать обороты выручки, а выращивать новые наукоемкие компании. Все забывают о том, что Технопарк — для того, чтобы родить технологию, а производство должно быть в другом месте. Лаврентьев называл это «пояс внедрения». И мы должны это создать. Причем совершенно очевидно, где: Бердск, Искитим, левобережье Новосибирска. Там есть необходимые промплощадки, энергетические мощности. И это ядро — НГУ, институты, Технопарк, «пояс внедрения» — должно лечь в основу создания будущего «Наукополиса», как я его называю. Ключевые направления, которые будут в нем развиваться, это то, что сегодня активно работает в Технопарке. Биотехнологии, приборостроение, материаловедение, и, конечно, информационные технологии.

Источник: http://www.ksonline.ru/261750/zadacha-na-segodnya-organizatsiya-nadezhnogo-vzaimodejstviya-mezhdu-tehnoparkom-so-ran-i-ngu/