Вадим Сухарев: «На сегодня лучше грамотно научиться управлять тем, что у тебя уже есть»

3858_file_07_Suharev_7031Текущая экономическая ситуация заставила многих сибирских бизнесменов пересмотреть свою деятельность и сосредоточиться на ключевых проектах. Для предпринимателя Вадима Сухарева, выпускника ЭФ НГУ 1998 г., в прошлом — одного из основателей известной компании «Сибирский Берег», ими стали строительный и медицинский секторы, от развития же сети ресторанов быстрого обслуживанияCarls Jr в России было решено отказаться. В эксклюзивном интервью «Континент Сибирь» предприниматель впервые рассказал о том, почему закрылась сетьCarls Jr, из-за чего в Новосибирске началась битва строительных проектов в сфере жилой недвижимости и почему региональный рынок медицины чувствует себя в кризис гораздо лучше других отраслей.

Вадим Сухарев — один из основателей компании «Сибирский Берег». Совместно с супругой Натальей Сухаревой владеет сетью центров семейной медицины «Здравица». Вместе с Александром Кычаковым и Юрием Аном является учредителем компании «Яркая звезда», до 2015 года развивавшей в России сеть ресторанов фастфуда Carl’s Jr на условиях франчайзинга. Входит в совет директоров строительной компании «АКД-Мета».

  «Бизнес успешен тогда, когда в него можно привнести что-то свое»

– Закрытие сети ресторанов Carl’s Jr в Новосибирске и Санкт-Петербурге, о котором стало известно в начале января 2015 года, стало заметным событием на российском ресторанном рынке. С чем связано прекращение работы «Яркой звезды»? Дело в изменении сроков окупаемости проекта?

– Когда мы начинали заниматься Carl’s Jr, в бизнес-плане такой показатель, как срок окупаемости, вообще не был ключевым. Первоочередной целью данного бизнеса было построение федеральной сети быстрого обслуживания на основе мастер-лицензии. И после занятия существенной доли на рынке, в том числе и в количестве ресторанов, — выведение сети на получение дивидендных доходов либо продажа крупному игроку. Проект изначально задумывался как федеральный: его цели по обороту составляли порядка $100 млн по нынешнему курсу. Такой проект был для нас интересным и амбициозным.

Но наступил 2014 год. Согласно утвержденному плану, рестораны должны интенсивно открываться, в то же время начинают происходить всем известные события в российской экономике. Начало им положило продовольственное эмбарго. Например, под запрет попал качественный импортный картофель, который был одной из сильных сторон Carl’s Jr. Затем начался рост валютных курсов. В данном бизнесе курсы влияют не только на себестоимость продуктов, но и на арендные ставки. Например, в Санкт-Петербурге традиционно договоры аренды привязаны к курсу доллара и евро.

Параллельно шло развитие конкурентов — Burger King, McDonald’s. Burger King выбрал очень интенсивную тактику развития, по информации, которую я получал от менеджмента «Яркой звезды», компания занимала те площадки, которые Carl’s Jr не мог себе позволить.

– Как при такой ситуации строилось ваше взаимодействие с американской стороной, компанией CKE Restaurants?

– Договор мастер-лицензии предполагает полный эксклюзив на определенную территорию, в данном случае Россию. Компания, которая получает такие условия, в свою очередь должна выполнять определенные планы по развитию: открывать большое количество новых ресторанов. Еще одно ограничение, с которым мы столкнулись в процессе работы, — невозможность влиять на продукт. Например, в строительстве или в производстве снеков, общаясь с потребителями, анализируя рынок, я могу значительно влиять на создание конечного продукта. В случае с Carl’s Jr он определен в США 50 лет назад. И вся задача бизнеса сводится к адаптации данного продукта и стандартов его производства к российскому менталитету. Это в большей степени операционная задача, а не предпринимательская. По моему же опыту, бизнес становится успешным тогда, когда я сам лично могу привнести в него что-то свое.

В течение второй половины 2014 года сначала менеджмент, а потом я вел переговоры об изменении в развитии сети. Наши аргументы, что сейчас в России не та ситуация, чтобы в принципе фиксировать какие-то серьезные планы развития, к сожалению, не были услышаны франчайзером. Со своей стороны мы предлагали даже такие варианты, как финансовое вхождение в этот бизнес либо его приобретение американской стороной. К примеру, в Китае у Carl’s Jr сегодня работают собственные рестораны. Однако переговоры ни к чему не привели, и буквально в последних числах декабря прошлого года компания Carl’s Jr отозвала генеральную лицензию по развитию сети в России. После лишения лицензии мы были вынуждены принять непростое, но единственно верное решение — закрыть «Яркую звезду».

– Тема закрытия Carl’s Jr достаточно активно поднималась в контексте бывших сотрудников компании, которые жаловались на невыплату зарплаты. Остались ли на текущий момент какие-либо нерешенные проблемы, связанные с персоналом?

– Как учредитель я не был вовлечен в оперативное управление компанией, и об этих претензиях узнал из прессы. Основной вопрос состоял в выплатах заработной платы тем сотрудникам, которые подписали заявления об увольнении по собственному желанию после закрытия ресторанов. Совместно с учредителями мы направили на эти цели личные средства в форме займа, который мы, скорее всего, не получим назад. Сейчас задолженность перед сотрудниками, написавшими заявления, полностью закрыта. Не погашен долг лишь по тем сотрудникам, которые ушли в простой.

Дело в том, что для ликвидации компании по закону менеджмент был отстранен от управления, и был приглашен независимый ликвидатор Антон Лычагин. Он провел аудит финансового положения «Яркой звезды» и выбрал наиболее благоприятный путь для защиты интересов сотрудников и кредиторов, в целях избежания преимущества одного кредитора перед другими — подать заявление о банкротстве, о чем я сообщил неделю назад в официальном заявлении в СМИ. Так как на счету компании денег нет, а выручка по понятным причинам отсутствует, в случае принятия судом решения о банкротстве активы компании будут распродаваться, а вырученные деньги распределяться в соответствии с очередностью, предусмотренной законом. Долг перед сотрудниками будет погашаться в первую очередь.

 Означает ли закрытие Carl’s Jr ваш уход с рынка быстрого питания или же в перспективе возвращение с каким-то новым проектом?

– Да, это уход, и уход навсегда. В свое время, когда была продана компания «Сибирский Берег», мы решили не возвращаться на данный рынок. И сейчас, когда закрывается Carl’s Jr, мы также уверены, что не вернемся в фуд-ритейл. Нужно уметь признавать свои ошибки. Это также является частью работы предпринимателя. Если за время работы на этом рынке не была найдена успешная модель бизнеса, то, наверное, целесообразнее обратить внимание на те бизнесы, где ее уже удалось найти. Открыть небольшой ресторан под собственным брендом, конечно, может быть привлекательным. Но это бизнес не нашего масштаба.

– Говоря о региональных проектах в области фастфуда, заметим, что в Омске в феврале текущего года запустилась по франшизе сеть вегетарианского фастфуда. Насколько такой сегмент, на ваш взгляд, способен «выстрелить» в текущих условиях?

– Вегетарианский фастфуд, как и вся остальная так называемая здоровая пища, — это любопытный сегмент, но работа в нем лежит больше в сфере психологии. Если спросить людей, поддерживают ли они идею правильного питания, большинство ответит «да». Но говорить и делать — это две разные вещи. С этим явлением мы столкнулись еще в «Сибирском Береге», когда в качестве одной из инициатив была выдвинута идея производства здоровых снеков, например, из свеклы и моркови. Конечно, я желаю удачи омским коллегам, возможно, они будут успешны, но мы в свое время не решились работать с данным сегментом рынка.

 Каков ваш дальнейший прогноз развития рынка фастфуда в России в разных сегментах?

– С точки зрения развития ресторанов быстрого питания в целом сейчас существует много разных мнений, что будет дальше. В Москве, в частности, наблюдается массовое закрытие заведений. Мне близка такая позиция: потребитель никогда не перейдет от питания в ресторанах высокой кухни на фастфуд. Как известно, доходы в рублях у населения остались на прежнем уровне, а в супермаркетах цены заметно подросли, вероятнее всего, люди будут реже ходить в рестораны, но сделают все, чтобы сохранить у себя дома на столе привычный продуктовый набор. Поэтому, на мой взгляд, российский рынок общепита сократится равномерно по всем сегментам, а наиболее стойкими окажутся те концепции, у которых есть сильная финансовая «подушка».

background

Жилой комплекс “Оазис”

 «Квадраты» с концепцией

 Вадим Владимирович, переходя к строительной тематике, как вы оцениваете текущую обстановку на рынке жилой недвижимости в Новосибирске? Как отразилась на динамике спроса нестабильная экономическая ситуация?

– В декабре 2014 года новосибирцы кинулись скупать все, что уже построено или планируется к сдаче в ближайшей перспективе. Тем самым был вызван ажиотаж в отделах продаж многих застройщиков в Новосибирске. По разным оценкам, спрос вырос в 2–4 раза относительно ранее заявленного плана на декабрь. Это было вызвано тем, что никто из застройщиков не рискнул поднять цены пропорционально курсам валют, а населению в условиях растущего доллара и евро остро потребовались инструменты для рублевых инвестиций. Отмечался также спрос на квартиры со стороны граждан из ближнего зарубежья, которые воспользовались резким рублевым ростом своих валютных сбережений, правда, кроме недвижимости, они скупали и автомобили.

Сейчас ситуация стабилизировалась, и в большей степени на рынок недвижимости влияют события на рынке ипотеки. Три крупнейших банка, которые, по сути, его формировали, ощутимо подняли ставки, поэтому клиенты этих банков больше не приходят в отделы продаж застройщиков. А количество клиентов, которые покупали «на свои», не изменилось. Вопрос у них только в том, где будет расположено их будущее жилье: в Новосибирске началась битва проектов между собой. Строительные объекты, у которых нет концепции, маркетингового решения, внятного предложения для потребителя, в данный момент рискуют остаться «за бортом». Сейчас время концептуальных проектов, например, таких как жилые комплексы «Оазис» и «Бавария».

 На каком этапе находится развитие данных проектов — комплексов «Оазис» и «Бавария»? Сдвигаются ли сроки сдачи?

– В проектах сдвижек по срокам сдачи нет. По объектам, которые по плану должны быть сданы в I квартале, сейчас проходят процедуры, предшествующие передаче ключей. В ближайшие выходные состоится передача ключей дольщикам третьей очереди комплекса «Бавария».

В этом году мы приняли решение не замораживать ни один из строящихся объектов, а для более точной и оперативной оценки ситуации на рынке будем собирать совет директоров не раз в год, а ежеквартально.

Буквально в минувшие выходные я сам был в обоих жилых комплексах, поэтому могу поделиться личным впечатлением. Оба проекта на сегодняшний день находятся чуть меньше, чем в 50%-ной стадии готовности. В уже сданных домах можно спокойно жить, так как стройка всегда находится где-то за забором, а придомовая территория сданных домов закрыта и благоустроена. Я оцениваю результат не только как член совета директоров, но и как молодой отец, который часто гуляет с коляской.

6

Жилой комплекс “Бавария”

 

 Какова на данный момент кредитная нагрузка компаний? Изменились ли условия проектного финансирования за последние полгода?

– Кредитной нагрузки у компаний «АКД» и «АКД-Мета» нет. Вследствие этого не могу судить о том, насколько изменились условия проектного финансирования.

– Не планируете развивать новые проекты? Насколько нам известно, в прошлом году «АКД» приобрела участок 17 га под поселком Кольцово. Какова судьба этого проекта?

– Да, и не только приобрели, по нему уже состоялись публичные слушания. В течение ближайшего полугодия развивать проект в Кольцово мы не планируем — идет стадия рабочего проектирования. Это будет малоэтажный комплекс, высота домов составит до четырех этажей. Базовая концепция уже готова, прорабатываются детали, которые, на наш взгляд, имеют не меньшее значение. В Кольцово при взаимодействии с администрацией наукограда будет разработан проект благоустройства, и реализован даже чуть масштабнее, чем в наших предыдущих проектах — планируется создать целый парк на смежной земле.

Проект в Кольцово будет строиться по аналогии с «Баварией». Это новый формат жилья для Новосибирска, но при этом широко распространенный в Европе, Америке, Австралии — когда человек живет за городом, а работает в городе. Наукоград Кольцово в этом плане очень хорошая площадка: во-первых, рядом расположен Академгородок с развитой и уже сложившейся инфраструктурой, во-вторых, дорога до города занимает не так много времени, к тому же в ближайшее время будет введен в эксплуатацию Барышевский тоннель. Поэтому данный район нам кажется перспективным для развития.

 Жилье какого класса, на ваш взгляд, в ближайшее время будет наиболее востребовано в Новосибирске?

– В кризис 2008–2009 гг. все было более или менее понятно: «элитка» упала в цене, средний сегмент умер, а эконом, наоборот, можно сказать, заново родился. Тогда люди осознали, что лучше иметь свое жилье, неважно, какого размера. Именно тогда родились эти предложения студий по 20–25 кв. Сейчас все по-другому. За последние годы многие застройщики смогли убедить, что можно жить в приличной квартире с благоустроенной территорией, организованными парковками, консьержами и качественными лифтами, при этом не имея заоблачных доходов.

На мой взгляд, человек, планировавший купить себе квартиру, допустим, уровня «Оазиса» или «Баварии», вряд ли поедет в панельный дом на окраине города. У него есть сформированные ожидания. И скорее всего, он все равно купит эту квартиру, вопрос лишь в том, когда — не в феврале, к примеру, а в сентябре. Исходя из этого могу предположить, что конкуренция в ближайшее время будет наблюдаться не между сегментами рынка, а между проектами.

В 2014 году на рынке присутствовало жилья больше, чем в 2007–2008 годах, и я не уверен, что на такое количество есть спрос. Как я уже говорил ранее, выиграют те застройщики, которые дадут потребителю концептуальный продукт, а не просто жилье. Есть вероятность также и того, что некоторые объекты будут заморожены, особенно у тех застройщиков, которые имеют существенную кредитную нагрузку.

Однако данную ситуацию я считаю рабочей: как правило, проект комплексного освоения территорий занимает у застройщика 7–8 лет. Хотя бы раз в этот период в России случается кризис. И на этапе планирования разумно сразу делать поправку на то, что какой-то год будет тяжелым.

 Как вы считаете, насколько возможно снижение цен на рынке жилой недвижимости?

– В настоящий момент на рынке предполагается существенная инфляция затрат. Застройщики будут работать над удержанием себестоимости в каких-то разумных рамках, однако нужно понимать, что в последние годы никто не получал каких-то сверхприбылей. Резервов для понижения цены нет ни у кого или почти ни у кого. Наши объекты проводят или уже провели очередное повышение цен в первую очередь в объектах высокой степени готовности. Потребитель может из интереса посмотреть, как менялась цена в долларах на квадратный метр жилья за последние лет 10. Сейчас рынок находится на минимуме по этому показателю.

3695e731163978ed10ff2cf560420542017c6988_900

 

Потенциал Новосибирска еще не исчерпан

 На минувшей неделе появилась информация о том, что частные клиники лишили ОМС. Какова ваша позиция по данному вопросу и как это может отразиться на деятельности сети центров семейной медицины «Здравица»?

– Абсолютно никак. У нас никогда ни в бизнес-плане, ни по факту ОМС не было. Более того, сеть «Здравица» не особенно активно работает и с ДМС в отличие, например, от московских коллег. Безусловно, мы взаимодействуем со страховыми компаниями, их пациенты составляют существенную долю, но все-таки более 50% выручки сети сейчас генерируется частными клиентами, которые платят сами за себя. Центры «Здравица» изначально были ориентированы на семейную аудиторию.

 Насколько увеличился средний чек по сети «Здравица» вследствие скачков валютных курсов?

– Цены на услуги были подняты в среднем на 5%, хотя в структуре издержек затраты выросли гораздо больше. Практически все оборудование и расходные материалы в клиники поставляется из Европы, и несмотря на то что оборудование мы купили по старым ценам, нужно правильно учитывать затраты на его амортизацию: новый аппарат УЗИ все равно придется покупать по нынешнему курсу евро.

В общем, мы приняли в этом году решение поделиться маржинальностью со своими клиентами и не повышать цены вслед за курсами валют.

 Как чувствует себя на фоне негативного экономического фона рынок частной медицины в Новосибирске в целом?

– У «Здравицы» план перевыполняется. Кризис мы уже проходили, и в 2008–2009 гг. (первый центр «Здравица» открылся в 2004 году), как и сейчас, медицинский сектор чувствовал себя гораздо лучше, нежели многие другие виды бизнеса, направленные на конечного потребителя. Падение, безусловно, было, но не так быстро и глубоко, как у других компаний. Да, время будет непростое: люди в этом году не поедут за границу в том объеме, в котором делали это прежде, кто-то не купит квартиру, но по нашему убеждению, за здоровьем все равно будут следить.

Частная медицина сегодня занимает весомую долю рынка в Новосибирске. Это связано с тем, что тот, кто когда-либо получил качественную услугу в частной клинике, никогда не вернется в государственное учреждение. Скорее человек перейдет из дорого супермаркета в более доступный магазин, но на здоровье экономить он будет в последнюю очередь. В частной клинике пациент платит деньги в том числе за собственное спокойствие, чтобы врач его не просто на бегу посмотрел, а дал четкий и информативный срез состояния здоровья и назначил адекватное лечение.

– Есть ли у вас в планах дальнейшее наращивание медицинского бизнеса в Новосибирске? Рассматривается ли возможность выхода в соседние города?

– В сентябре 2014 года открылась четвертая клиника в районе площади Калинина, текущая цель — вывести на плановую загрузку в 80–90% всю сеть и данную новую клинику в том числе. Обычно этот процесс занимает порядка двух лет. Постараемся осуществить его быстрее.

Между открытием третьего и четвертого центра в Новосибирске прошло примерно два года. Поэтому даже если бы кризиса не было, вряд ли бы в 2015 году мы запустили еще одну клинику. Сейчас в экономике наблюдается существенный дисбаланс между стоимостью открытия нового центра и ценами на медицинские услуги, которые присутствуют на рынке.

Цели выхода в соседние города мы никогда не ставили, хотя рассматривали данный вариант. По мнению руководителей компании, сила «Здравицы» в особой корпоративной культуре сотрудников и врачей, а ее довольно сложно прописать на бумаге и адаптировать в Томске или Кемерове. Она формируется ежедневной работой с людьми. Возможно, когда-то решение о выходе в другие города и будет принято, но для этого нужно как минимум исчерпать потенциал Новосибирска.

centro-pic4_zoom-1000x-98080

 

Бизнес-стратегия в условиях кризиса

 Текущая экономическая ситуация ставит бизнес перед выбором: пережидать ли сложные времена или же использовать их как новые возможности роста? Как вы оцениваете текущую экономическую действительность и как намерены на нее реагировать?

– Последние два месяца мы с партнерами занимаемся тем, что внимательно все считаем. Ранее цены росли вместе с издержками, сейчас приходится закладывать отдельные инфляторы по ценам и по издержкам и внимательно анализировать.

В целом изменилось отношение к деньгам. Если прежде деньги были универсальной единицей измерения всего, то на сегодняшний день лично у меня в голове концепция денег полностью перевернулась. Я пришел к выводу, что деньги в данный момент ценности не имеют. Вообще. Например, вчера у вас было 50 млн рублей, и это был 1 млн евро, а уже сегодня это далеко не так. И главное, нет ответа что с этим 1 млн евро делать! Что будет завтра — тоже непонятно, и дело не только в санкциях и ценах на нефть. Сейчас нужно принимать значительно больше факторов при составлении любого бизнес-плана, чем раньше.

На мой взгляд, сейчас нужно очень внимательно относиться не только к выходу из различных активов, но и заранее понимать, куда эти деньги можно будет инвестировать. Таких цен, как в 2014 году, уже никогда не будет, часть секторов в экономике на подъем цен еще не среагировала: кого-то держит машина государственного регулирования, других — внутренние корпоративные соображения. Но при этом все понимают, что страна находится в режиме серьезной инфляции. Поэтому деньги сами по себе сейчас — ничто. В моем представлении сейчас лучше уходить «из денег» в реальный сектор.

К тому же этот кризис не похож на предыдущий: так, в 2008 году мы не наблюдали скачка доллара и евро в 1,5 раза, тогда работали другие факторы. Да и страна на текущий момент изменилась: если раньше население закупало сахар и гречку, то в этот кризис — дорогие автомобили и квартиры по 50–100 кв. метров. Это другая страна, поэтому опыт кризисного управления в данной ситуации будет иным.

– Как складываются ваши отношения с банками в текущей ситуации? Удается ли найти компромисс?

– У нас был опыт в «Сибирском Береге», когда нужно было за два месяца найти 1,5 млрд рублей, чтобы полностью закрыть облигационный заем — в нем была прописана оферта, и было понятно, что предъявят к погашению все бумаги. Так и получилось. Деньги мы, конечно, нашли, но с тех пор мы приняли, возможно, несколько радикальное решение: не использовать кредитных денег вообще. В любом из бизнесов, в том числе будущих.

Не хочется ставить бизнес под такие угрозы. Нам интересны сложные, длинные проекты, а не направленные на краткосрочное получение быстрой прибыли. С нынешними ставками я вообще не представляю бизнес, который может отработать кредитную нагрузку в более чем 20% годовых. Первые лица компании в данном случае занимаются сбором средств для банка, вместо того чтобы зарабатывать их. Сейчас все наши бизнесы сосредоточены в рамках управления собственным капиталом, не привлеченным.

 Многие бизнесмены утверждают, что кризисная ситуация в экономике позволяет им по-новому взглянуть на свои компании, выявить слабые места, провести работу над ошибками, а кому-то воспользоваться ошибками конкурентов и усилить свои позиции на рынке. А какой главный вывод для себя сделали бы вы в текущих экономических условиях?

– В текущей экономической обстановке я вижу возможность для укрепления собственных позиций на рынке. На мой взгляд, 2015 год — время учиться управлять новыми рисками, которые принес этот кризис. Сейчас происходит то, чему меня не учили ни в одном из университетов: при расчете любого бизнес-проекта, например, теперь нужно брать в расчет политическую составляющую: за 17 лет в бизнесе я этого никогда не делал! Поэтому считаю, что на данный момент лучше грамотно научиться управлять тем, что у тебя уже есть.

Автор: Мария Сорокина, Александр Месаркишвили.
Источник: Континент Сибирь