Враг мой: что происходит с русским языком

Грамотно говорящих и пишущих новосибирцев становится больше, замечают филологи и преподаватели русского языка. Почти образцовая речь не только звучит с телеэкранов и страниц печатных изданий — к средней литературной норме приближается даже язык блогеров и пользователей социальных сетей. Но не все так просто. Ярые пуристы прочат русскому языку катастрофу: молодежь, дескать, говорит совсем на другом языке. Грозит ли великому и могучему вырождение, разбирались «Новосибирские новости».

Новосибирск по праву может гордиться своим изобретением — акцией «Тотальный диктант». Вот уже который год он проходит в нашем городе, а в этом году состоится 8 апреля. Один из постоянных кураторов этого мероприятия, заведующая кафедрой общего и русского языкознания НГУ Наталья Кошкарева (ГФ-86), говорит, что количество участников «Тотального диктанта» растет в геометрической прогрессии.

И среди тех, кто когда-то начинал с «двоек» и «троек» появились хорошисты и отличники, а наибольший прогресс и рост грамотности демонстрируют те, кто регулярно посещает курсы «Русский язык по пятницам». Их преподают в НГУ, НГТУ, НГПУ и на нескольких других площадках.

Как он дышит, так и пишет…

С тем, что грамотный русский язык в определенных кругах в последнее время встречается чаще, соглашается академик Российской академии образования, профессор, заслуженный учитель РФ Василий Синенко. И все же ученый тревожится. Он считает, что люди, в первую очередь дети, совершенно перестали читать книги.

«Надо больше читать! Когда человек много читает, не книги Дарьи Донцовой, а классику, которая написана нормальным русским языком, от которого мы начинаем отвыкать, то у него и свой язык меняется, и словарный запас становится богаче. У детей и молодых людей очень бедный словарный запас, потому что то, что в интернете, а уж тем более то, что в мобильнике — это никакой не язык, это какой-то сленг и не более», — негодует Василий Синенко, кстати, физик и математик по базовому образованию.

Однако филологи парируют академику: чтение напрямую с процессом говорения не связано, и роль чтения во владении языком сильно преувеличена.

Так, директор института филологии, массовой информации и психологии НГПУ Елена Булыгина отмечает, что студенты, которым во время учебы приходится много читать, зачастую неважно владеют так называемыми продуктивными видами речевой деятельности — плохо выстраивают устные выступления и так же создают письменные тексты. Поэтому претензии к ЕГЭ, с ее точки зрения, вполне обоснованы.

Привычка же писать конспекты постепенно уходит в прошлое и уступает место копированию, сканированию и ведению аудиозаписей лекций.

Доцент кафедры общего и русского языкознания НГУ Оксана Исаченко (ГФ-92) считает,
что студенты весьма скептически относятся к такому предмету, как «Русский язык и культура речи». Более того, количество часов его изучения в образовательных программах постепенно сокращают.

Оксана Исаченко (ГФ-92)

Но проблема, по мнению языковеда, заключается в другом: те, кто говорит по-русски и считает этот язык своим родным, уверены в том, что школьного уровня образования вполне достаточно для того, чтобы считать себя культурным грамотно говорящим человеком. Но этого, конечно, недостаточно, подчеркивает Оксана Исаченко.

«Коммуникативные навыки школьника или студента-первокурсника — это еще далеко не совершенные навыки взрослого человека, — говорит она, — поэтому здесь есть, над чем работать. И дело даже не в том, что студенты не пишут конспектов, а в том, что настроены они весьма амбициозно и относятся негативно, когда преподаватели исправляют написанные ими тексты или делают замечания поводу того, что перед ними еще не вполне законченная говорящая личность».

Неужели же наши молодые люди совсем разучились говорить и писать по-русски? Конечно, это не так, уверена Елена Булыгина. Просто разнообразные изменение, которые происходят в современном обществе, отражаются на языке, и, возможно, на нем в первую очередь.

Каждое поколение говорит так, как живет. Это относится и к молодежи: другой темпоритм, другие задачи и ценности. А главное, совершенно иные формы общения, часто исключающие физическое взаимодействие и звучащую речь.

Заиц или заец?

Так насколько опасны для русского языка изменения, которые мы особенно отчетливо видим в последнее десятилетие или чуть дольше? Специалисты утверждают, что сильно беспокоиться все же не стоит.

Испытывает ли сегодня русский какие-либо трудности? Безусловно, да. Но он развивается, в отличие, скажем, от латыни и других когда-то великих, а ныне мертвых языков.

Заведующая кафедрой общего и русского языкознания НГУ Наталья Кошкарева говорит, что языки коренных народов Сибири, например, испытывают такие острые проблемы, какие русскому языку и не снились. Во-первых, их носители все чаще переходят на доминирующий русский, который выступает в качестве образца. А во-вторых, у языков коренных народов в большинстве случаев нет единых норм написания слов, что существенно затрудняет школьное образование.

«Например, хантыйский язык, письменность для которого была создана только порядка 80 лет назад, и в начале была латинской, а не кириллической, за это время пережил 7-8 реформ. Причем больших реформ, а не мелких «косметических» изменений. И теперь представьте ситуацию, что в школьном учебнике русского языка для первого класса у нас было бы написано «езык», для второго класса уже «изык», а для третьего и вовсе «языг». В русском языке такая ситуация немыслима, а хантыйский при подобных обстоятельствах не сдается, продолжает существовать, на нем продолжают говорить взрослые и дети», — рассуждает Наталья Кошкарева.

«Для многих языков народов нашей страны такое положение — норма существования: нет ни одного учебника, в котором все слова писались бы единообразно, последовательно, были бы разработаны правила. А очень многие языки мира вообще существуют безо всякой письменности. Язык продолжает существовать, пока есть воля и желание народа говорить на родном языке», — добавляет она.

«Сохранять язык — это дело бесперспективное, — считает Оксана Исаченко, — сохранять нужно носителей языка. Пока их 160 миллионов человек, волноваться за судьбу русского языка более чем странно».

Следите за базаром, милостивый государь!

Основная проблема, с которой сталкивается современный русский язык, как считают специалисты, — это размывание границ между стилями.

Говорящие порой теряют языковое чувство и перестают ощущать, когда уместны разговорные слова и просторечные выражения, а когда нет. А хорошее владение языком — это еще и умение переключаться с одного регистра на другой, не смешивать разные стили, там, где этого не нужно.

«По теории Ломоносова о трех «штилях» стили делились на низкий, средний и высокий. В современном русском языке высокий стиль практически исчез. Мы перестали писать оды и произносить высокопарные речи. И поэтому нейтральный стиль перешел в тот статус, который обычно занимал стиль высокий. Сниженные формы также приподнимаются в те зоны, которые раньше отводились среднему или нейтральному стилю. Отсюда засилье низкого стиля, который появился там, где раньше его просто не было», — поясняет Наталья Кошкарева.

Медвед, креведко и фсе-фсе-фсе

Письменная речь — это именно та форма языка, которая в молодежной среде развивается сегодня наиболее активно. Конечно, благодаря всевозможным и многочисленным мессенджерам, интернет-пейджерам, чатам и социальным сетям.

Владение интернетом, по мнению Натальи Кошкаревой, это величайшее достижение современности, поскольку он дал такой простор для развития письменной речи, которого не было никогда.

«Это беспрецедентная ситуация. Никогда и никто из молодых людей не писал столько, сколько пишет молодежь сейчас. Это сфера применения письменной речи, которая является недавним приобретением, будет развиваться только в лучшую сторону. На страницах интернета становится все больше страниц, где пишут грамотно, и это, безусловно, позитивное явление», — считает Кошкарева.

Филологи считают, что ошибок не стало катастрофически больше, просто в общем доступе они стали более заметными. Появилась новая форма языка — письменная неподготовленная речь. На обдумывание фраз, на запятые, дефисы и кавычки у пишущего часто просто нет времени, не говоря уже о том, чтобы заглянуть в орфографический словарь.

Речь идет о скорости доставки сообщений — ключевой вопрос в наш век коммуникационных технологий. А ведь письменная речь, в отличие от устной, всегда существовала в очень подготовленной форме, проходила редактуру, корректуры и технические правки.

Что же касается всех этих «превед», «ничёсе» и «ржунимагу» — это не более чем языковая игра, широко распространенная в интернете, «падонкаффский» или «олбанский йезыг».

В научной среде такое нарочно неправильное написание словам называют эрративом (от лат. errare в значении «ошибаться») или какографией (от др.-греч. «какос» — «дурной» и «графо» — пишу). Это слово или выражение, которое умышленно искажают для придания особого эффекта. Предлагается, что человек, носитель языка, при этом литературной нормой все-таки владеет.

Источник: http://nsknews.info/news/166520